Раздел:

Стихи

С первым поцелуем тебя. Глава 2 из романа "Улыбка Амура"

Новогодняя дискотека удалась на славу. Грохот школьного джаза был слышен за несколько кварталов. Глаза ослепляли непрестанное мигание разноцветных лампочек и бешеное метание по стенам зайчиков от покрытых зеркальными осколками вращающихся шаров. В центре зала возвышалась красавица-елка, от ее верхушки тянулись во все стороны нарядные гирлянды. Было жарко и сильно пахло хвоей.
Окунувшись в толпу раскрасневшихся и орущих ребят, Настя почувствовала, как на нее тоже накатывает прилив безудержного веселья. Она любила это состояние, когда все проблемы разом испарялись, и хотелось только хохотать и кружиться, забыв обо всем на свете. Схватив за руку Наташку, Настя потянула ее к елке, где они вместе со всеми стали прыгать, хлопать над головой руками и вопить во все горло. Кто-то сразу наступил ей на ногу, кто-то толкнул в спину. Оглянувшись, она увидела Витьку Семенова в остроконечном колпаке и с длинным буратиновым носом.
− Витюха, три уха! − радостно заорала Настя и состроила ему рожу.
− Четыре! − подхватила Наташка. − И один хвост.
Витька показал им кулак и исчез среди танцующих. А к ним сквозь толпу пробился Сережа Новиков. С видом заговорщика он оттащил Наташку к стене и стал ей что-то быстро говорить, время от времени загадочно поглядывая на Настю.
− Настюха, с тобой один парень хочет познакомиться, − сообщила Наташка, когда он отчалил. − Серегин приятель. Ты ему жутко понравилась.
− А кто он? − поинтересовалась Настя.
− Серега говорит, из казачьей гимназии. Он там учится, в десятом. Их здесь сегодня много. И Никиту я видела. А Вадим не пришел − так жалко! Ну, говори: согласна познакомиться? Что ему сказать?
− Ой, не знаю. Неудобно как-то.
− Почему? Познакомься, Насть, а? А то так и помрешь, даже на свидание ни сходив ни разу.
− А где он?
− Тут я, − сказала маска носорога, топтавшегося рядом. − Пойдем, попрыгаем.
− Как хоть тебя зовут? − спросила Настя, испытывая незнакомое смущение. − Да сними ты эту дурацкую маску, дай на себя взглянуть.
− Борисом меня звать, − ответил носорог. − А маску сниму, если согласишься со мной встречаться.
− А вдруг у тебя один глаз? Как у Циклопа? И вместо носа пятачок, − засмеялась девочка. − Я соглашусь, не глядя, а потом что? Нет, давай показывайся, а то не соглашусь.
− Ладно, смотри.
Парень снял маску, под которой обнаружилась довольно симпатичная физиономия, правда, очень красная − то ли от жары, то ли от смущения.
− Ну, как, нравлюсь? − Он покраснел еще больше и зачем-то разлохматил волосы.
− Вообще-то ничего. − Настя выжидающе посмотрела на парня, но он только морщил лоб и молчал. Подождав немного и убедившись, что новый знакомый собирается и дальше играть в молчанку, Настя заскучала. Она оглянулась в поисках подруги, но той и след простыл.
Вдруг Настя заметила Никиту, возвышавшегося над толпой низкорослых девятиклассников. Лавируя между танцующими, он направлялся к ней.
− Привет, соседка! Ты чего не танцуешь?
− Так ты же не приглашаешь.
− Именно это я и собираюсь сделать. Разрешите?
Отвернувшись от Бориса, Настя положила руку на плечо Никите, и он внезапно так ее закружил, что у нее перехватило дыхание. Был момент, когда она просто плыла по воздуху. Лицо Никиты оказалось близко-близко. Он неотрывно смотрел ей в глаза, и от его взгляда, такого ласкового и восхищенного, Насте сделалось не по себе. И тут на счастье музыка кончилась. Никита отвел ее на прежнее место и галантно поцеловал руку. От этого Настя смутилась еще больше и почувствовала жгучее желание исчезнуть.
− Извини, Никита, я сейчас, − пробормотала она, ринувшись к двери. Похоже, Наташка права: Никита определенно ведет себя странно. Интересно, как он отреагировал на ее неожиданное бегство. Наверно, решил, что ей куда-то приспичило.
От этой мысли Насте совсем расхотелось возвращаться в зал, и она направилась в раздевалку.
Выйдя из школьного здания, Настя прокатилась по ледяной дорожке, раскатанной малышней до ворот, и направилась домой. На полпути она вдруг услышала позади оклик: − «Эй!». Настя почувствовала, что окликают именно ее, но только ускорила шаг.
− Ты что, глухая? − Догнавший ее Борис взял под руку. − Зову, зову, а ты будто не слышишь. Почему ушла? Из-за того парня? Если хочешь, мы с ним разберемся.
− Я на «эй» не отзываюсь, у меня имя есть. − Настя сердито высвободила руку. − А этот парень мой сосед, брат подруги.
− Ну, прости, я же не знал. Ты куда сейчас?
− Домой.
− А чего так рано? Давай погуляем. Хочешь, пойдем в кино. Или в кафе − у меня бабки есть.
− Заработал?
− А тебе какая разница?
− Большая. Одно дело, когда сам заработал, а другое − когда у родителей выпросил.
− Интересно, где я заработаю? Я же пока учусь. Что-то ты слишком принципиальная, − я таких не люблю. Мне другие девушки нравятся − навроде твоей подруги.
− Так за чем дело стало? Флаг в руки и дуй назад. − Настя ускорила шаг.
− Нет, погоди. Ну не злись, я же просто так сказал. Ты мне нравишься больше. Давай гулять?
− А мы что делаем?
− Я не в том смысле... Ну, что ты, не понимаешь? Типа, любовь крутить.
Боже, какой идиот! − подумала Настя. Даром, что хорошенький.
− Боря, иди обратно, − устало сказала она. − Мне тоже другие ребята нравятся. Не такие, как ты.
− Чем же это я тебя не устраиваю? − надулся он. − Всех устраиваю, а тебя нет.
− Вот и гуляй с теми, кого устраиваешь.
Они уже дошли до Настиного дома. Настя собралась войти в подъезд, но парень преградил ей дорогу.
− Ну, куда ты спешишь? Давай постоим.
− Пропусти, я замерзла. И вообще, чего тебе от меня надо?
− А ты не знаешь? − Борис вдруг обнял ее. − Иди ко мне, я тебя согрею.
− Пусти, дурак! − У Насти от злости навернулись слезы. Она уперлась руками ему в грудь, но Борис вдруг резко прижал ее к себе, и Настя почувствовала на своих губах его мокрые губы. В нос ударил запах перегара. Боже, да он еще и пьяный! Ее даже передернуло от отвращения. Девочка быстро присела и, выскользнув из кольца его рук, сильно оттолкнула от себя. От неожиданности он поскользнулся и повалился на спину, больно ударившись затылком о порог.
− Ты что творишь! − Держась рукой за голову, парень попытался подняться, но снова поскользнулся и растянулся во весь рост. Мысленно поблагодарив дворничиху, что та опять не посыпала порог песком, Настя понеслась по лестнице к себе на этаж. На ее отчаянный звонок открыл отец.
− Что случилось? За тобой гонятся? − Он с тревогой посмотрел на раскрасневшуюся дочь, вышел на лестничную площадку и глянул вниз.
− Ничего не случилось.
Настя разделась, прошла в свою комнату и выглянула в окно. Борис стоял во дворе, глядя вверх. Быстро задернув штору, она отошла. − С первым поцелуем тебя! − горько усмехнулась Настя, вспомнила ощущение его губ на своих губах, и ее снова передернуло от отвращения. Фу, как противно! Зайдя в ванную, она принялась отплевываться. Затем вымыла губы с мылом и ожесточенно растерла их полотенцем.
− Котенок, с тобой все в порядке? − Тревожный голос отца заставил ее поспешно повесить полотенце на место.
− Все в порядке, пап. Я мою руки.
Она немного постояла, выжидая, когда отец уйдет, затем, вернувшись в комнату, снова подошла к окну. Во дворе уже никого не было.
Зазвонил телефон. Настя подняла трубку.
− Настенька, ты почему так рано ушла? − В голосе Никиты сквозила тревога. − Мы с Натальей тебя искали-искали. Что-нибудь случилось?
− У меня живот заболел, − ляпнула Настя первое, что пришло в голову, и тут же мысленно выругала себя. Вот идиотка, не могла ничего умнее придумать. Теперь он точно будет считать, что ей приспичило в туалет.
− Съела что-нибудь? А сейчас как?
− Нормально, Никита. Спасибо за беспокойство. − И не ожидая ответа, положила трубку. Она вдруг почувствовала себя бесконечно уставшей. Нет, все эти любовные приключения ее совсем не привлекают. Может, Натке они и нравятся, но только не ей, Насте. За сегодняшний вечер она сыта ими по горло − надолго хватит.
Телефон зазвонил снова. Не буду брать, решила Настя. Но он трезвонил, не переставая, пока ей это не надоело. Скрепя сердце, она снова подняла трубку. Оказалось, опять Никита.
− Настенька, может, лекарство какое нужно? Или врача?
И что на него нашло? − раздраженно подумала Настя. А может, Наташка права и Никита действительно спятил: решил в нее влюбиться? Только этого ей не хватало для полноты впечатлений.
− Не нужно никакого лекарства, − раздраженно отрезала она. − И вообще, Никита, чего это ты вдруг обо мне так печешься?
− Ну... просто по-соседски, − фальшивым голосом произнес Никита, − а что, нельзя?
− Ну, если только по-соседски. А то мне твоя сестричка кое-что нашептала. Вроде как ты ко мне неровно дышишь. Это что − серьезно?
− Немного есть. А ты против?
− Никита, да ты что? Мы же с тобой как брат и сестра, − сто лет друг друга знаем. Помнишь, как ты меня под мышкой таскал? Я и то помню.
− Но ведь я не брат. И потом − когда это было. Ты стала такая… совсем другая. Такая красивая! Наверно, ты права − влюбился.
− О нет! Никита, пожалуйста, не надо. Мы же с тобой так хорошо дружили, вспомни. Давай и дальше оставаться друзьями?
− Значит, ты мне даешь от ворот поворот? Другой есть?
− Да никого у меня нет, с чего ты взял? Просто, мне это не нужно, пойми. Может, я еще не доросла. Давай будем, как раньше, а?
−Ладно, забудь. Но подружке твоей! За ее длинный язык... Попомнит она у меня!
− Ой, только не трогай ее! А то она не будет со мной делиться. Никита, может, я потом? Может, я еще в тебя влюблюсь. Не сердись, ладно?
− Хорошо, раз ты просишь. Новый год дома будешь встречать?
− Конечно, как всегда. А ты?
− Честно, я думал, − вместе. Что, может, ты к нам придешь. Я бы Вадима позвал. А теперь − наверно, с ребятами соберемся у кого-нибудь. Заниматься когда начнете?
− Лично я − со второго, ну, может, с третьего января. А когда твоя сестренка соберется с духом, не знаю. Кстати, где она?
− Да я потерял ее потом из виду. Наверно, шляется с каким-нибудь очередным бой-френдом.
− Ладно, когда придет, пусть позвонит мне.
− Хорошо, передам.
Положив трубку, Настя некоторое время посидела на диване, бесцельно созерцая стену, потом пошла на кухню. Чувствуя на себе внимательный взгляд отца, с независимым видом разогрела блинчик, полила его сметаной и попыталась съесть. Но это получилось плохо: блинчик не лез в горло. Поэтому она долго смотрела в тарелку, ковыряя вилкой, и никак не могла приступить к еде.
Ей очень хотелось выговориться, поделиться с кем-нибудь своими переживаниями, поплакаться в жилетку. Но с кем? С папой? − да ни за что на свете! Рассказать об этом противном поцелуе у нее язык не повернется. Да еще неизвестно как он отреагирует, − не дай бог, пойдет выяснять с Борисом отношения. А маме вообще ни о чем нельзя заикаться: она ее из дому перестанет выпускать. Остается Наташка, больше не с кем.
Подруга позвонила в двенадцатом часу ночи и взволнованным шепотом завила, что Настя ей срочно нужна. Прямо сейчас и немедленно. Пришлось отпрашиваться у родителей. Отец выразительно посмотрел на часы, но промолчал, зато Галчонок расшумелась: мол, приличные люди в это время спать ложатся, а не по хаткам шляются.
− Но, мам, ведь уже каникулы, завтра в школу не идти, − возразила Настя. − Я же не куда-нибудь, а к соседям. Понимаешь, Наташе надо срочно мне что-то рассказать.
− Воображаю! − желчно воскликнула мать. Но Настя не услышала продолжения: она уже звонила в соседскую дверь. Открывшая Наташка схватила подругу за руку и, приложив палец к губам, потащила на кухню.
− Ш-ш-ш! − зашипела она. − Предки уже легли. Ой, Настюха, что со мной было! До сих пор не верю, что уцелела. Вот влипла, так влипла.
− Ну, выкладывай.
− Понимаешь, там, на дискотеке один парень сразу стал ко мне клеиться. Показалось, такой классный! Усики такие и взгляд, − аж до пупа пробирает. Тоже из казачьей гимназии, только он уже в одиннадцатом. В общем, пошла я с ним. Ты же смылась с этим своим ... как его? Борисом. И Никита куда-то делся.
− Ну, пошла − и дальше что?
− Ой, что было! Он оказался таким идиотом! Сначала стал уговаривать пойти к нему домой: мол, там хорошая компашка собирается, и диски крутые есть. А когда я отказалась, − сказала, что поздно и родители будут ругаться... Так он, представляешь, говорит, давай будем... это... Ой, я не могу вслух произнести!
− Это самое?
− Да, только еще хуже. Мол, пойдем, тут есть одно место... Я ему говорю: − «Ты что, дурак? За кого ты меня принимаешь?» А он: − «Зря я что ли с тобой время теряю? Кончай ломаться!». Ужас! И давай пальто на мне расстегивать...
− Допрыгалась! Как же ты от него избавилась?
− Просто повезло. Наши мимо шли с дискотеки. Я сразу заорала: мол, подождите, я с вами. И он отстал. Только заругался вслед. Ой, как я домой неслась! На полусогнутых. До сих пор все внутри трясется.
− Так тебе и надо! Будешь знать! − Настя хотела добавить, что не надо черт знает с кем связываться, но, вспомнив о своем приключении, прикусила язык. Однако чуткая подруга сразу заметила ее заминку.
− А ты чего примолкла? Давай выкладывай. Борис с тобой ушел? Как у вас с ним? А Никита куда делся? Я видела, как ты с ним танцевала.
И Настя все рассказала. И про противный поцелуй, и про разговор с Никитой. И про его обещание разобраться с болтливой сестренкой. Но Наташка только отмахнулась.
− Вот напугал! Ничего он мне не сделает. Сам просил поговорить с тобой. Настя, скажи честно, мой братец тебе совсем-совсем не нравится?
− Натка, и ты туда же! Да не об этом сейчас надо думать! Тебе что, мало сегодняшнего приключения? Скажи спасибо, что легко отделались. Давай договоримся: до поступления в лицей больше никаких мальчишек. Иначе я отказываюсь с тобой время терять.
− Хорошо, не буду. Только ты Никите ничего не говори, ладно? А то он меня убьет. И тебе, значит, тоже не повезло с этим Борисом. Вот козел! Они что − все такие, эти казаки? Неужели у них там нет нормальных ребят?
− Откуда мне знать? Но ты хоть поняла, что пора остепениться?
− Все, берусь за ум! − клятвенно заверила Наташка. − И вообще, руководи мной, а то пропаду.
− Тогда так. Завтра и первого отдыхаем, а со второго садимся заниматься. Каждый день по три часа, и так − все каникулы.
Весь следующий день Настя с мамой готовились к встрече Нового года. Елку они нарядили накануне, поэтому главной задачей был праздничный стол. Они испекли любимый фруктовый торт, зажарили гуся с яблоками и сделали три салата: оливье, креветочный и свекольный с орехами. А еще обожаемую отцом селедку под шубой. После чего мать отправилась по магазинам, а Настя принялась за уборку и мытье посуды, которую они измазали во множестве. Папочка, конечно, с утра сбежал на свою кафедру, чтобы потом прийти на все готовенькое. Правда, пообещал, что шампанское и напитки за ним.
К середине дня Настя так умаялась, что с удовольствием приняла предложение матери немного поспать перед новогодней ночью, − и убрюкалась аж до вечера. А в десять часов к ним напросилась Наталья, − ее родители ушли встречать Новый год к какому-то нужному начальству. Никита с Вадимом тоже куда-то сбежали, и она осталась в одиночестве.
Едва уселись за праздничный стол, как в дверь позвонили: это явились Наташкин братец с приятелем. Они почему-то решили, что одинокая Наталья приготовит им праздничный ужин, − как будто она могла догадаться, что их компания развалится за час до Нового года. Пришли домой, а ее нет. Хорошо, что догадались позвонить к соседям. Друзей, конечно, тоже пригласили за стол, положили на тарелки всякой вкуснятины и предложили не стесняться. А они и не думали − сразу стали уписывать все подряд за обе щеки, девочки не успевали им подкладывать. Пробили куранты, все закричали: − «С Новым годом!» − и стали целоваться. От Никиты Настя сумела увернуться, а от Вадима нет, он успел-таки смачно чмокнуть ее в щеку. И это оказалось совсем не противно, скорее наоборот, − Настя даже удивилась.
В общем, новогодняя ночь удалась. Они просидели до трех часов, после чего Настины родители заявили, что хотят спать, и предложили молодежи перебраться в квартиру Белоконевых, что они с удовольствием и сделали. Плясали под телевизор, потом пили чай, потом снова танцевали, − угомонились, когда стало рассветать. Настя с Наташкой разложили диван и уснули на нем одетыми, а Вадим с Никитой улеглись в его комнате на софе. Утром после завтрака разбежались по домам, условившись вечером пойти в кино.
Добравшись, наконец, до родного дивана, Настя упала на него и стала приводить в порядок свои чувства. Чувства были разнообразными, сложными и не очень понятными. Никита весь вечер вел себя идеально, ничем не выдавая себя, − как будто и не было разговора, оставившего в Настиной душе неприятный осадок. А Вадим был сама галантность. Но, как ни старалась Наташка, как ни распускала перед ним хвост, на все ее ухищрения с его стороны не последовало никакой реакции. К подружкам он относился одинаково любезно, танцевал с обеими по очереди и все время рассказывал анекдоты − вполне приличные, но очень смешные. И при этом придавал своей физиономии несвойственное ей туповатое выражение, от чего становилось еще смешнее. В итоге они так нахохотались, что больше уже не могли, − только вытирали слезы, держась за животы, и умоляли о пощаде.
И все же в душе Насти поселилось беспокойство − не столько неприятное, сколько непонятное. Она стала перебирать в памяти события вчерашнего вечера, и в какой-то момент ее сердце екнуло. Ей вспомнилось лицо Вадима, на которое засмотрелась во время его очередной хохмы. Он не смотрел в ее сторону, но она каким-то шестым чувством поняла: все, что он говорит и делает, адресовано, в первую очередь, ей. Тогда она отмахнулась от этой мысли, но сейчас почему-то взволновалась. Она снова представила его взгляд из-под темных ресниц – как будто вскользь, как будто мимо. Почему этот мимолетный взгляд так запал ей в душу? Что-то было в этом юношеском лице, смуглом и тонком, − в уголках губ, в прищуре глаз, − что-то тревожащее, что заставляло ее снова и снова мысленно вглядываться в него. И представляя себе его образ, возрождая в памяти милые черты, она вдруг почувствовала, что ее затягивает, как в воронку, в какое-то новое пространство, куда и хочется, и страшновато. Она и не знала, что имя этому процессу − взросление.
Нет, решила Настя, тряхнув головой, не буду больше думать о нем. Сегодня сходим в кино, − и на этом все. Ребятам надо в институт готовиться, а нам в лицей.
От этой мысли сразу стало легче. Новое незнакомое чувство, так встревожившее ее, свернулось калачиком и примостилось где-то на самом на донышке души. Будущее наполнилось планами предстоящих действий и ожидаемых результатов, отчего к ней вернулось прежнее состояние покоя и уверенности.

С первым поцелуем тебя. Глава 2 из романа "Улыбка Амура"
124
02 мая. 2016г.
Рекомендую0
Отзывы (0)
Для добавления отзыва войдите или зарегистрируйтесь

ВНИМАНИЕ!!! Конкурс!

Нет конкурсов
Кредитная линия под 0% - узнай подробности