Раздел:

Стихи

Категория:

Поэмы и циклы стихов

Странник и Лес

По мотивам научно-фантастического романа братьев Стругацких
"Улитка на склоне"

           *    *
Обратив в зелёный сумрак
синий свет небес,
расстелился мрачным спрутом
колоссальный Лес.
Для бесхитростного взгляда
здесь хаос царит -
только ум пытливый много
странного узрит.
Мир лесной в порядке строгом
постоянно жил
и в ветвях сплетённых словно
ход времён застыл.
Много тысяч лет в чащобах
крепче, чем гранит,
тайну Разума чужого
Лес густой хранит.
В дебрях чащи непролазной,
за бронёй ветвей
что-то грозное таится, -
нет покоя в ней.
Подчиняясь воле чуждой,
чтя её закон,
в созиданье жутких тварей
Лес был погружен.
Скрытым смыслом он наполнил
отпрысков своих,
тайной цели подчиняться
заставляет их.
Кто с неведомым вступает
в неразумный бой,
платит девственному лесу
дорогой ценой, -
всякий, кто неосторожно
внутрь его войдёт,
в глубине пучин болотных
свой конец найдет.
В фосфорическом свеченье
тысяч хищных глаз
проведет несчастный путник
свой последний час.
Рыком яростного зверя,
вздохом злых трясин
леденящий душу ужас
будет рядом с ним.
Если ж гибели минует
он на этот раз,
дикий Лес кругом ловушки
для него припас.
И когда тугие ветви
будет он ломать,
будет смерть удобный случай
за спиною ждать.
Будет Лес за каждым шагом
чужака следить,
ядовитыми клыками
из кустов грозить.
Ощущая постоянно
взгляды за спиной,
будет видеть он мельканье
чьё-то за листвой.

           *    *
Занесённый злою волей
в дикие края
одинокий Странник хочет
тайный смысл понять:
что скрывают дебри леса
за туманной мглой,
кто невидимый неслышно
бродит стороной?
Неизвестностью гнетущей
Странник окружён, -
из кольца тугого тайны
хочет выйти он.
Очень медленно, улиткой,
к свету восходя,
разум тёмный начинает
ощущать себя.
Неотвязчивою мыслью
мозг его объят
и не в силах страх холодный
Странника унять.

          *   *
Чаще дикой и болотам
есть противовес -
небольших полян прогалы
раздвигают лес.
Только буйства разнотравья
не увидишь тут, -
на полянах мрачных этих
мхи одни растут.
Отделённая от леса
полосой болот
на одной такой поляне
скрытно жизнь течёт.
Посреди её, где глины
кверху вал поднят,
глинобитные избушки
кучкою стоят.
Никогда не отлучаясь
от земли своей,
здесь издревле обитает
род лесных людей.
Хлебом служат им насущным
кислые грибы,
а одежду заменяют
кружева листвы.
Здесь зелёные туманы
бродят чередой,
поливают землю ливни
тёплою водой.
Полосою у опушки
на краю болот
растянулся за деревней
длинный огород.
Женщин он обременяет
множеством забот, -
огород грибы рождает
в пищу круглый год.
Жизнь течёт в деревне мирно.
Смысл и цель её
не понятны людям тёмным, -
невдомёк им всё.
Лишь одно людей тревожит
средь чащоб глухих, -
появленье мерзких чудищ
будоражит их.
Иногда туманным утром
от стены лесной
по деревне дикий ужас
пробегал волной.
Стонов гул, утрат предвестник
он с собою гнал,
холодок в сердца вселяя.
Это был сигнал,
что украдкой, цепью редкой
на деревню шли
омерзительного вида
твари - мертвяки.
Из чащоб они являлись,
прятались в кустах
и на женщин местных лютый
наводили страх.
С вида твари неуклюжи,
белые как смерть,
на лице тупом застыла
каменная твердь
и, зловеще улыбаясь,
плотно сжатый рот
до ушей остроконечных
прорезью идёт.
Пара глаз кровавых блещут
тускло как угли,
руки длинные как плети
виснут до земли.
Пальцы тварям заменяют
мощные клешни,
а от тела пышит жаром,
словно от печи.
Стоит только зазеваться
женщине, как вмиг
станет жертвою бедняга
отпрысков лихих.
Мертвяки, схватив добычу
в сильные клешни,
с небывалой быстротою
в чащу волокли.
От ступней их раскалённых
вился пар густой
и следы терялись где-то
в густоте лесной.
Из рассказов предков дальних
знали старики,
что коварные созданья -
эти мертвяки,
что они свою добычу
в озере хранят
и во тьме ночей, в чащобах,
не спеша, едят.
Ночь кромешная скрывает
трапезы их час, -
выдает её один лишь
блеск кровавых глаз.
Будто только мясо женщин
любят мертвяки,
а - мужским, пропахшим потом
брезгую они.
Но никто за делом страшным
их не заставал, -
видно место злодеяний
Лес густой скрывал.

         *    *
В небольшой избушке, крайней,
ветхой и сырой
обитал когда-то Странник
со своей женой.
Он традиции деревни
неизменно чтил
и среди лесных собратьев
неприметным был.
Как и все мужчины, Странник
век свой коротал
без забот определённых
и нужды не знал.
(Цель мужского населенья -
жён своих беречь,
от угрозы похищенья
их предостеречь.)
И с мужчинами другими
Странник службу нёс
у границы огорода,
как служивый пёс.
Каждый вечер возвращался
он к себе домой
и привычную картину
видел пред собой.
На тропинке неподвижно
дед стоял седой
и ему кивал учтиво
Странник головой.
Но, в раздумья погруженный
тот не отвечал.
Слухачём лесной народец
деда величал.
В одиночестве прожил он
весь свой долгий век, -
наделён особым даром
этот человек.
Мудрецом в деревне каждый
Слухача считал.
Почитаньем окруженный
он забот не знал.
Заходил в избу любую.
Если есть хотел,
забирал еду чужую
и никто несмел
старику перечить словом.
Он же всех учил,
а, заметив непорядок,
иногда бранил.
Вечерами из-за леса
ветер налетал
и туман зелёной тучей
по деревне гнал.
Вереницей над поляной
плыли облака,
а Слухач по ней слонялся,
ожидал, пока
окружит туман зелёный
голову его
и, вокруг себя не видя
больше ничего,
замирал старик на месте,
словно в транс входил
и протяжным, монотонным
голосом бубнил:
"... Беспрепятственно,
успешно
движется прогресс...
Созиданье постепенно
изменяет Лес...
Разум цели достигает...
Наш эксперимент
неуклонно приближает
торжества момент..."
Смысл обрывков сообщенья
погружен во тьму,
но с восторгом люди Леса
вторили ему.
Блеском радость отражалась
в серых их глазах,
многократно повторялась
шепотом в губах.
Странник эту передачу
много раз слыхал,
но значенья по началу
ей не придавал.

   *   *
Сумрак тонкою вуалью
землю укрывал.
За стеною ветер сонный
тихо завывал.
Странник вечером понурый
на полу сидит,
в потолок туманным взглядом
пасмурно глядит.
Рядом, слёзы утирая,
с ним сидит жена.
Причитает монотонным
голосом она:
"Трудно стало с пропитаньем.
Из-за мертвяков
набрала я нынче мало
к ужину грибов.
А в горшках давно прокисли
старые грибы -
на меня за это, верно,
рассердился ты.
Не способна я наверно
мужу угодить.
И детей тебе на радость
не могу родить ..."
Дверь открылась и ввалился
к ним в избу Слухач,
стал по полкам шарить шумно
и на женский плач
ни малейшего вниманья
он не обратил.
На него за это Странник
злобу затаил.
Тут в одном горшке гнилые
он грибы нашел
и, понюхав, с отвращеньем
выбросил на пол.
Говорит: "Какой ленивой
стала молодежь!
В этой хате даже мухи
дохлой не найдёшь!"
Странник страшно возмутился:
"Ты, зловредный дед,
на себя бы лучше глянул!
Ты ведь - дармоед!"
На него с укором молча
посмотрел старик,
из избы наружу вышел,
сразу как-то сник.
Спохватился Странник тут же:
"Как решился он
старика обидеть горько?!
Отчего взбешен?"

   *   *
В размышленье каждый вечер
Странник погружен.
В тишине ночной упрямый
мозг насторожен.
Он с трудом слагает фразы,
путает слова -
от мучительной работы
ломит голова.
Странник хочет что-то вспомнить,
чувствует вот-вот
мозг какое-то решенье
важное найдёт.
Вдруг неясное волненье
на него нашло
и из памяти виденье
давнее всплыло.
Под ударом молний резко
оборвав полёт,
на дремучую чащобу
рухнул вертолёт.
Взрыв подбросил кверху почву,
разметал кусты,
яркой вспышкою прорезал
стену темноты.
Молча Лес развязку сцены
жуткой ожидал,
а потом неторопливо
раны зализал.
Память Страннику отшибло.
Кто и кем он был?
Даже собственное имя
он совсем забыл.
У обломков механизмов
в девственной грязи
утром люди из деревни
Странника нашли.
Умудрённый в врачеванье
грузом долгих лет
его на ноги поставил
седовласый дед.
Странник много раз вопросом
досаждал ему:
как в деревне очутился он
и почему?
И старик неторопливо, с чувством
каждый раз
повторял один и тот же
путаный рассказ.
Как однажды ночью в небе
раздавался гул,
а потом неподалёку
ярко полыхнул,
грохнул о земь птицей серой
круглый весь предмет
и лесные люди утром
набрели на след.
Видят: в липкой тине
странный человек лежит
и из многих ран на теле
кровь слегка бежит...
Долго был он без сознанья,
всё в бреду шептал,
но язык его мудрёный
дед не понимал.
Жизнь вернулась к человеку,
на ноги он встал.
Только, как ребёнок малый,
ничего не знал.
Дед ему житейский опыт
щедро передал
и невесту молодую
после подыскал.
Так в деревне постепенно
он свой кров обжил
и среди лесных собратьев
Странником прослыл.
Крепко верную подругу
Странник полюбил,
но детишек почему-то
с нею не нажил.
От собратьев примитивных
еле отличим,
Странник был неуловимо
в чём-то не таким.
Ум его пытливый как бы
непробудно спал,
но при этом постоянно
всё запоминал.
Подсознательной работой
мозг охвачен был
и в привычном необычных
много черт открыл.

   *   *
Вечерами на досуге
много, много раз
старики седые тихо
свой вели рассказ.
Будто где-то за туманом,
за крутой горой
представляется виденье
путнику порой.
Отделённый от чащобы
каменной грядой
есть какой-то Город странный -
весь он скрыт водой.
Нет туда путей открытых,
нет тропы прямой.
Заслонён от недостойных
он сплошной стеной.
По легенде этой мрачной
с сумрачных времён
круглым озером, как чашей,
Город окружен.
Постоянно испаренье
над водой стоит -
по причине непонятной
озеро кипит.
В нём нагих утопших женщин
варятся тела
и идёт о них издревле
страшная молва.
Даже будто бы разбойник
лёгкою трусцой
обегает это место
дальней стороной.
А ещё они твердили,
что среди болот
может только лишь спокойно
жить лесной народ
и того, кто из-под мглистых
зарослей уйдёт,
непременно наказанье
тягостное ждёт.
Стариков рассказ мудрёный
Странника потряс.
Память крепко зацепилась
за старинный сказ.
Мысль, как в тонкой паутине,
теплится едва,
но в сознанье постоянно
вертятся слова:
"Нужно к Городу пробиться
жизни не щадя,
только там понять удастся
самого себя.
Легендарный Город этот,-
кажется ему, -
непременно быть причастен
должен ко всему."
Каждым утром устремляя
на зарю свой взгляд,
Странник думает об этом
много лет подряд.
А в деревне монотонно
жизнь своя течёт
и никто значенья сказке
той не придаёт.
Сонно тянутся мгновенья
и за годом год
в серых, будничных заботах
мается народ.
Мысли луч не озаряет
тени серых лиц,
в свете истины не блещут
впадины глазниц.

   *   *
Постоянно Город манит
Странника к себе,
заставляет его думать
о своей судьбе.
Долго тяжкое сомненье
ему душу жгло,
наконец, к нему решенье
твёрдое пришло.
Не хотел вниманье Странник
привлекать к себе
и о том, на что решился
не сказал жене.
Рано утром, в путь собравшись,
взяв паёк простой,
он отправился в дорогу
мшистою тропой.
В тесный ряд ворсинок тонких
бережно ступал,
бархат мха ступни босые
мягко обнимал.
А за ним тайком босая
шла его жена,
лютый страх превозмогая,
телом всем дрожа.
И когда до деревеньки
было далеко,
быстро верная подруга
догнала его.
"Я хочу идти с тобою!
Не гони меня!
Не могу домой без мужа
возвратиться я!"
Он ругал её жестоко,
прочь в деревню гнал.
Вдруг шаги за поворотом
чьи-то услыхал.
Из-за серого тумана
дружною гурьбой
пять разбойников косматых
вышли на разбой.
Их вожак - детина рослый,
с длинной бородой,
видно, вовсе не решался
на открытый бой.
Опираясь на дубину,
он чего-то ждал,
а потом миролюбиво
Страннику сказал:
"Ты, скиталец, нам не нужен.
Продолжай шагать!
А жену свою босую
должен нам отдать!"
Цепкой хваткой пальцы быстро
стиснули плечо,
губы сбивчиво шептали, -
страх сковал её:
"От людей косматых этих
ты меня спаси!
Если в чём я виновата,
ты меня прости!
Страшно мне! Пускай отстанут
от меня они!
Я хочу домой вернуться!
Ты со мной иди!"
Жалость в сердце шевельнулась,
гнев слепой угас,
нежность к Страннику вернулась
в этот грозный час.
Он схватил большую палку,
выпрямился в рост:
"Уходите лучше с миром -
я совсем не прост!
Эта хрупкая девчонка
навсегда моя.
Взять её в чужие руки
не позволю я!"
В замешательстве стояли
пятеро людей
и тогда жене он крикнул:
"Прочь бежим скорей!"
И, пути не разбирая,
по колено вброд
побежали они быстро
по грязи болот.
А разбойники решили
беглецов поймать,
чужака за дерзкий выпад
строго наказать.
По трухлявым кочкам трудно
напрямик бежать
и лихие люди стали
пару настигать.
Сердце бешеное бьётся,
пот слепит глаза.
Вдруг из плотного тумана
выросла гора.
Из последних сил стараясь
от врагов уйти,
по крутому косогору
ринулись они.
Тут разбойники отстали,
закричали вслед:
"В эту гору не ходите, -
дальше хода нет!
Там опасность притаилась!
Вы не бойтесь нас!
Мы уйдём! Вернитесь оба!
Мы не тронем вас!
Если жизнью дорожите,
от сырых болот
далеко не уходите -
смерть вверху живёт!"
Но, не веря им, не в силах
страх свой подавить,
муж с женою продолжали
в кручу уходить.

   *    *
Взобрались они на гору.
Проредился лес.
Буйных зарослей болотных
дух гнилой исчез.
Бор деревьев узколистных
свежестью дышал.
Воздух был прозрачный, чистый,
как слюды кристалл.
На траву они присели,
чтобы отдохнуть
и, набравшись сил, решили
продолжать свой путь.
Семеня за мужем робко,
чуткая жена
без умолку лепетала
нежные слова:
"Ты устал? Вернёмся может
в наш уютный дом?
Отдохнёшь! А в Город дальний
ты пойдёшь потом!
Может быть его и вовсе
в нашем мире нет.
Ну, очнись же, мой любимый!
Сон - ведь это, бред!
Тяжких дум нагроможденье
от себя гони!
Сказок нет на самом деле,
выдумки - они!
Всё устроено так просто,
словно ясный день.
Лишь болезнь на ум наводит
призрачную тень."
Он молчал, шагал упрямо
напрямик, вперёд,
об одном лишь только думал:
Город он найдёт!
Ещё больше поредели
мощные стволы.
Голубой простор виднелся
в прорезях листвы.
Впереди плато лежало
ровное как стол,
и к нему с женою Странник
осторожно шёл.
Глинобитные избушки
разбрелись на нём,
деревенька заполняла
в зарослях проём.
К горизонту солнце
устремляло бег
и устраиваться нужно
было на ночлег.
Им хотелось попроситься
под уютный кров, под защитой
стен укрыться
от ночных ветров.
Заглянули в домик крайний:
пусто в нём, темно.
Видно, он давно заброшен, -
нет в нём никого.
Та же самая картина
и в домах других, -
никого не видно было
за стенами их.
Заглянув в одну землянку,
Странник в полутьме
различил какой-то образ:
в полузабытье
на лежанке деревянной
дремлет существо.
Как земля, был светло-серым
цвет лица его.
Существо с трудом привстало
на худых ногах.
По лицу его струился
суеверный страх.
Странник впился в него взглядом
и припомнил вдруг:
это ведь его старинный,
закадычный друг.
И в грозу на вертолёте,
в злополучный час
вместе с ним парил над лесом
он в последний раз.
Тут от радости невольно
Странник крик издал.
Человек к стене прижался,
друга не узнал.
Он безумными глазами
на него смотрел
и, казалось, что-то вспомнить
давнее хотел.
С тяжким чувством Странник руки
к другу протянул,
но в дверной проём несчастный
ловко проскользнул.
Странник выбежал наружу,
бросился за ним,
но был тут же остановлен
топотом людским.
Стон стоял по всей деревне,
множество людей
в фанатическом безумье
двигались по ней.
Серых лиц мелькали тени,
Всё смешалось вдруг
и в толпе растаял быстро
его старый друг.
От протяжных завываний
дрожь по телу шла,
дыбом волосы вставали,
душу жуть брала.
Гипнотическое чувство
Странника взяло,
вихрь всеобщей крутоверти
захватил его.
По деревне покатилась
ужаса волна.
В центр деревни серой массой
двигалась толпа.
На высоком пьедестале,
как беды трубач,
изваяньем над толпою
нависал слухач.
Он бубнил, что наступает
торжества момент,
что успешно Разут ставит
свой эксперимент.
Плотно сдавленный толпою
Странник понял вдруг:
навсегда в толпе потерян
его старый друг.
Среди серых лиц непросто
отыскать его,
ничего не сможет сделать
Странник для него.
Вспомнил он, что неотступно
вслед за ним жена
тоже в панике бежала.
Где ж теперь она?
Быстро он окинул взглядом
серую толпу
и на счастье своё рядом
различил жену.
К ней с трудом пробился Странник,
растолкав людей,
а она о нём забыла,
влившись в мир теней.
Всё лицо её застыло,
стало неживым,
монотонно она выла
голосом чужим.
Крепко взяв её за руку,
кинулся он прочь,
гипнотическое чувство
силясь превозмочь.
Он сремглав бежал к деревьям,
из последних сил
за собой свою подругу
за руку тащил.
Позади за ними мчался,
нарастая, гул.
До границы леса Странник
еле дотянул.
Здесь жены его очнулась.
Страх их дальше гнал.
На мгновенье оглянувшись,
Странник увидал:
в месте том, где деревенька
только что была,
чёрным озером бурлила
жидкая среда.
Столб огромный чёрной жижи
вверх взвился винтом,
волны вязкие бежали
от него кругом.
Страшный гул по лесу долго
меж стволов блуждал,
постепенно всё затихло,
страх от них отстал.
Измождённые бродяги
рухнули в траву.
Долго так они лежали,
влившись в тишину.
Постепенно муж с женою
силы обрели,
встали молча и тихонько
дальше побрели.
Понял Странник: их деревню
та же ждёт беда, -
постепенно подступает
под неё вода.
Побежит по зыбкой почве
мощная волна,
на мгновенье вверх взметнётся
чёрная стена,
встанет куполом огромным
грязевой пузырь,
будет быстро разрастаться
в высоту и вширь,
что-то грозное под почвой
тяжело вздохнёт
и, петляя меж деревьев,
жуткий гул пройдёт.
Лопнет тонкая пластина
из гнилых корней
и разверзнется пучина
топкая под ней.
Обречённая деревня
вся на дно уйдёт
и следы её трясина
начисто сотрёт.

  *   *
Диск багрового светила
у земной черты
предвещал о наступленье
скорой темноты.
Сумрак вечера холодным
ветерком пахнул.
Лес, как рук огромных пальцы,
тени протянул.
Тёмный бор, ворча угрюмо,
от людей отстал,
по песчаным дюнам дальше
путь их пролегал.
Дюн просторы необъятны
и почти пусты, -
кое-где их покрывают
редкие кусты.
Горемычные скитальцы
по пескам брели,
их босые ноги жаром
обожгли они.
В этом мире знойном быстро
исчезает след,
все подвижно здесь и зыбко,
постоянства нет.
Вниз спускался склон пологий.
Чахлые кусты
над песком бросали голых
корешков мосты.
Сквозь вечерний сумрак было
видно впереди:
снова лес сплошной стеною
высится вдали.
Голод сильный начал властно
их одолевать
и жена пошла на ужин
ягод поискать.
Вдруг она назад стрелою
в ужасе бежит,
вся от страха побелела,
как листок дрожит.
Из её глазёнок лились
искорки огня.
Подбежала, запыхавшись,
воздух ртом ловя,
мужа за руку схватила,
шепотом твердит:
"Там... чудовищного зверя...
глаз в песке горит!"
Он шагнул в вечерний сумрак,
посмотрел вперёд,
по следа своей супруги,
крадучись идёт.
Видит: что-то необычно
на песке блестит, -
отраженный от предмета
луч глаза слепит.
Мысль мелькнула: "Это скальпель!
Но откуда он
в этом диком мире взялся?
Кем был обранён?"
Странник в руку осторожно
твёрдый взял предмет, -
на его холодных гранях
блещет звёздный свет.
"Как же во время явился
дюн песчаных дар!
Им врагу смертельный можно
нанести удар!"
А жена, комочком сжавшись,
в стороне стоит,
содрогается от страха,
тихо говорит:
"Положи его на место!
Он наверно спит.
Если ты его разбудишь,
он нам отомстит.
Страшно мне! Давай отсюда
поскорей уйдём!
Он живой! Смотри, как блещет
жуткий взгляд огнём!"
Странник сделал вид, что страшный
"глаз" в песок зарыл
и за пояс незаметно
скальпель положил.
Сделав наскоро лежанку
из травы сухой,
на песок улёгся Странник
со своей женой.
Безмятежность окружала
их ночной покой,
обошли ночные страхи
пару стороной.
Ночь баюкала беззвучно
их мерцаньем звёзд,
проливая вниз потоки
метеорных слёз.
Сон тяжелою рукою
путников свалил,
утром свет зари холодной
пару разбудил.
Отыскав на завтрак ягод,
с жадностью они
голод сильный утолили
и вперёд пошли.
К лесу тёмному решили
путник идти -
может там удастся Город
сказочный найти.

  *   *
Лес их встретил непролазной
чащею густой.
Придираться сквозь кустарник
им пришлось сплошной.
Сквозь листву лучи пробились,
свет играл на ней
и росинки серебрились
в прорезях ветвей.
Словно просека по лесу
ровная прошла.
И росла на ней густая,
жесткая трава.
Тишина стояла всюду,
но неясный страх
с лёгкой дрожью сморщил кожу
вдруг на их телах.
По просеке пробежала
шороха волна
и под мощным валом низко
полегла трава.
Странник за руку подругу
дёрнул и они
за прикрытие деревьев
быстро отошли.
Грузных масс напор тяжёлый
из травы густой
надвигался, подминая
стрел зелёных строй.
Угрожающе раскинув
щупальца свои,
бледно-жёлтые амёбы
просекой ползли.
Долго двигалась колонна
грозная и вдруг
Странник понял, чем был вызван
странный их испуг.
Хищный зверь клешнями щёлкнул,
ринулся вперёд,
но атаки его злобной
предрешён исход.
Только он коснулся тела
зыбкого, как в миг
весь задёргался, предсмертный
издавая крик.
Студенистая амёба
сжалась как струна
и несчастный в ней растаял,
сразу, без следа.
Смертоносная лавина
дальше уползла,
Странник понял, что просеку
перейти пора.
Но жена его от страха
не могла идти
и пришлось ему подругу
на руках нести.
Через страшную просеку
он перебежал,
а безвольную подругу
на руках держал.
В чаще сумрачного леса
отошла она
и за мужем потихоньку
шла уже сама.

   *    *
Лес редел. Ему на смену
лес другой возник -
встал стеною непролазной
водяной тростник.
Твердь земная наклонялась
книзу всё сильней,
всё теснее становился
строй прямых стеблей.
Под ногами проступала
тёплая вода.
Протянул туман волокна
из-за тростника.
Еле слышно ветер влажный
меж стеблей блуждал.
Странник тут насторожился
и жене сказал:
"На сухом останься месте!
Не ходи за мной!
Здесь дождись меня! Вернусь я
скоро за тобой!"
Стебли грудью раздвигая,
он вошёл в тростник,
сквозь сплетенье листьев жестких
рвался напрямик.
С хрустом резко оборвался
лес густой травы...
Перед ним качалось море
мягкой синевы.
У черты озёрной Странник,
замерев, стоял.
Над водой тумана дымку
ветерок качал.
В бирюзовом колыханье
вдруг проран возник,
через эту брешь в тумане
свет прямой проник.
И зловещее виденье
встало впереди
(сердце бешено забилось
у него в груди):
в середине голых женщин
несколько лежат,
воды озера их мерно
на себе кружат.
Как в беременности поздней
круглы животы.
Видно, что тела нагие
вовсе не мертвы.
Лица их свежи, румяны, -
нет той бледноты,
смерть которой осиняет
жертв своих черты.
Блеск какого-то блаженства
лица озарял.
Долго Странник неподвижно
у воды стоял.
Тут он понял - это Город,
но домов в нём нет.
Под озёрной крышей брезжит
тайной жизни свет.
Оглянувшись, Странник вспомнил,
что в чужом краю
беззащитную оставил
спутницу свою.
В страхе он начал метаться,
звать её и вдруг
на песчаный вышел желтый,
ровный, полукруг.

  *   *
Двое женщин обнаженных,
стоя на песке,
оживлённо обсуждали,
что-то вдалеке.
К ним навстречу быстрым шагом
шла его жена,
буйной радостью объята
вся была она.
На лице её играла
нежности струя.
Вся в слезах она кричала:
"Мамочка, моя!
Ведь тебя давно украли
злые мертвяки!?
Ты жива? Хочу коснуться
я твоей руки!"
Оглянувшись, машет мужу
ласково рукой.
"Мама, мамочка, родная, -
вот и муж со мной!"
Тут одна из этих женщин,
увидав её,
вся от счастья просияла:
"Солнышко, моё!
Детка, милая, откуда
ты пришла сюда?
Не расстанусь я с тобою
больше никогда!"
Подбежав, они друг с другом
крепко обнялись,
в поцелую долгом нежно
губы их слились.
Подошла подруга мамы,
тихо говорит,
а между её ладоней
облако парит.
Вдруг туман зелёный взвился,
головы достал
и жена его поникла,
сон её сковал.
Быстро сняв с себя одежду,
с матерью она
в гипнотическом безволье
к озеру пошла.
Вот её колени слились
с голубой чертой,
вот вода до бёдер нежно
тянется канвой,
пена спину покрывает
тонкой пеленой,
вот уже нагие груди
подняты волной,
вот вода до плеч коснулась
мягкою рукой
и с чуть слышным всплеском скрыла
жертву с головой.
Странник в этот миг очнулся,
горе не унял:
навсегда свою подругу
здесь он потерял.
Время в беге неудержном
поглотило всё -
только в памяти осталось
прошлое её.
И не смог в лавине чувства
Странник слёз унять -
долго будет образ милый
память сохранять.
Мысли мрачной обруч туго
мозг перетянул,
в бесконечное мгновенье
время растянул.
Но, волнами размывая
горя острова,
из глубин его сознанья
выплыли слова:
"Резво
в день
ломясь грядущий,
пыл слегка умерь!
Помни! Время затворяет
за тобою дверь!"
По песку поплёлся Странник,
еле ноги нёс.
Вдруг надменный женский голос
рядом произнёс:
"Ты зачем сюда явился?
Что ты здесь искал?
Необычный ты какой-то!?
Может с белых скал
к нам пришел незванным гостем?
Как добрался ты
и живым сумел достигнуть
Города черты?"
Словно взрыв могучей силой
мозг перетряхнул
и кусок огромный в память
Страннику вернул.
"Скалы белые, - он вспомнил, -
вот где дом его!
Там друзей своих оставил
он давным-давно.
(Как мучительно и долго
Странник к цели шёл
и, предчувствием ведомый,
в Городе нашёл.
Разум, памяти лишённый
к истине в пути
тягу к родине далёкой
продолжал нести.)"
Смысл своих мучений тяжких
он теперь узнал
и, охваченный волненьем,
тихо вслух сказал:
"К скалам белым непременно
должен я идти.
Их во что бы то ни стало
нужно мне найти!"
Жрица Города, услышав
Странника слова,
головою покачала
и произнесла:
"Лес инфекций полосою
плотно окружён.
Пересечь её способен
тот, кто защищён!"
Смысл угроз её зловещих
он воспринимал,
но теперь, былое вспомнив,
Странник понимал:
организм его прививкой
прочно защищён, -
убивать коварный вирус
был способен он.

  *   *
Он, туманный взор потупив,
у воды стоял,
в голове многоголосый
мыслей хор звучал.
Рядом женщина стояла,
рассуждала вслух:
"Разум нас великий учит,
что мужских услуг
совершенно нам не нужно.
Здесь природа путь
избрала свой неудачно.
Нужно повернуть
ход естественных процессов
к большей простоте, -
так гармонии добьёмся
мы в лесной черте.
Ты, явившийся незванно
с белых, мёртвых скал,
на своих равнинах пыльных
много ли познал?
Можешь ты, к примеру, сделать
мёртвое живым?
Или может быть живое
сделать неживым?"
Смысл речей её мудрёных
он с трудом понял.
Сильно мозг свой напрягая,
Странник отвечал:
"Не способен я заставить
мёртвое ожить, -
я лишён такого дара, -
но могу убить!"
"Нет, меня не понимаешь,
очевидно, ты.
Рассужденья твои, Странник,
чересчур просты.
Не убить, а сделать мёртвым, -
в этом весь секрет.
Ну, теперь меня ты понял?"
Он ответил: "Нет!"
И тогда, свои ладони
повернув к кустам,
жрица пальцем показала:
"Посмотри! Вон там!"
Из кустов, клешни раздвинув,
вышел жуткий рак.
И тогда она спросила:
"Можешь сделать так?"
Рак огромный в дикой злобе
ринулся вперёд,
и, казалось, её гибель
непременно ждёт.
Но едва успел он близко
к жрице подойти,
как туман зелёный вырос
на его пути.
Не успев остановиться,
рак в туман попал,
по броне его массивной
скрежет пробежал.
Как от страшного удара
он к земле припал
и, в комок свернувшись плотный,
жалобно стонал.
Жрица Города смеялась,
а потом опять
начала неторопливо
дольше рассуждать:
"Ходит слух, что в тайны Мира
вы посвящены,
будто яростные силы
вам подчинены.
Люди с белых скал умеют
птицей управлять.
Можно было бы, пожалуй,
в Город тебя взять."
Ей в задумчивости Странник
тихо отвечал:
"Я когда-то звездолётом
в небе управлял!"

   *   *
Мысли вихрем проносились
в голове его
и вокруг себя не видел
Странник ничего.
Вдруг горячее дыханье
чует позади.
В страхе диком сердце сжалось
у него в груди.
Обернулся Странник резко,
мускулы напряг.
Позади над ним громадой
нависал мертвяк.
Улыбался он зловеще.
Глаз кровавых взор
пронизал иглою острой
Странника в упор.
Резко он назад рванулся,
убежать хотел,
но и шага половины
сделать не успел.
На локтях сомкнулись быстро
ловкие клешни,
нестерпимым жаром кожу
обожгли они.
Мысль мелькнула:
"Скальпель! Вот он -
дюн песчаных дар!"
И из сил последних Странник
им нанёс удар.
Между глаз стальное жало
внутрь вошло легко
... и зелёное из раны
что-то потекло.
Нанося разрез широкий,
скальпель вниз прошёл,
словно плод, налитый соком,
мертвяка вспорол.
Был смертельно отпрыск ранен,
на повал сражён
... и как будто наизнанку
вывернулся он.
Из него струёй горячей
жидкость полилась,
туча плотного тумана
клубом вверх взвилась.
Плети рук безвольных Странник
отряхнул с себя:
"Никому я не позволю
покорить меня!
Пусть из мёртвых воскресенья
мне не ведом путь, -
я могу врага заставить
вечным сном уснуть!"
(Лес в себе угроз зловещих
целый рой носил,
но на Страннике кончалась
власть враждебных сил.)

 
Вверх по склону устремился
он в обратный путь.
Но усталость заставляла
лечь и отдохнуть.
От воды неподалёку
он прилёг в траву,
день прошедший вспоминая,
слушал тишину.
Позади, как будто вовсе
позабыв о нём,
Город спал в тиши дремотной.
Розовым огнём
диск светила отражался
в зеркале воды,
ход склоняя свой к вершинам
каменной гряды.
Шум пульсировал повсюду.
То и дело шквал
в вышине туман зелёный
на волокна рвал.
Равномерными волнами
От стены лесной
насекомые роями
плыли над землёй.
В лапках алые росинки
бабочки несли.
Длинной цепью устремлялись
к озеру рои,
нить невидимую словно
силясь превозмочь,
но, едва воды коснувшись,
уносились прочь.
Озаренье незаметно
к Страннику пришло
и сознанье чётко фразы
вдруг произнесло:
"Это Город запускает
свои руки в лес
и идёт его снабженье
из окрестных мест.
Тонкой сетью управленья
чащи пронзены.
Город скрыл могучий Разум
в глубине воды.
Затянул в свои владенья
он весь край лесной
и в погибели деревни
тоже он виной."
Всплеск раздался. Побежали
по воде круги.
Из глубин на четвереньках
...вышли мертвяки.
Подперев клешнями тело,
взглядом тусклых глаз
мир огромный озирали.
робко, в первый раз,
привставали на дрожащих,
согнутых ногах,
а потом, неловко сделав
первый трудный шаг,
словно преодолевая
непомерный вес,
всё уверенней и твёрже
направлялись в Лес.
И отчётливо тут Странник
понял: мертвяки -
порожденья неживые,
роботы - они.
Город, тайну их рожденья
ревностно храня,
задаёт в программе гибкой
смысл их бытия.
Лес жестоко искалечен
Разумом чужим
и его зловещий призрак
властвует над ним.
Человеческие судьбы
разрушает он,
беспощадно посягает
на любви закон.
Должен Лес решать, однако,
сам свою судьбу
и никто не в праве в этом
помешать ему.
Остро чувство отвращенья
Странник испытал,
дух мятежный в нём проснулся
твёрдый, как металл.
Разрушения лавину
хочет он пустить,
чтобы в мёртвые руины
Город обратить.
Только вдруг угасла ярость,
без следа ушла
и в сознание явились
мудрые слова:
"Придержи, пока не поздно,
рвение своё!
Не давай проснуться злобе!
Берегись её!
По тому, кто месть возводить
в наивысший ранг,
тяжело она ударит,
словно бумеранг.
Отрезвление вернётся,
наконец, к нему,
но вокруг себя увидит
он лишь пустоту.
Даже если вредоносен
этот организм,
кто решится уничтожить
тонкий механизм?
В этом мире диком Странник
тоже был чужим.
В праве ль он распорядиться
существом живым?
Нет, нельзя слепую силу
в действие пускать,
нужно с мыслями собраться,
нужно подождать.
Должен он к друзья далёким
поскорей идти.
Только с ними вместе можно
истину найти.
Лишь тогда звеном последним
мудрости венец
он замкнёт, чтоб тайне древней
положить конец."
Уходил по травам буйным
Странник от воды.
Впереди вставали пики
каменной гряды.

  *   *
Возвратился он в деревню.
И, идя по ней,
услыхал, что ужас снова
охватил людей.
Взяв дубины, поспешает
вся мужская рать,
чтоб подальше в лес дремучий
мертвяков прогнать.
Больше Страннику не ведом
суеверный страх,
острый скальпель крепко держит
он в своих руках.
В те минуты совершенно
ясно понял он,
что Гуманности Великий
перейдён Закон.
Козни Разума чужого
сеют лишь беду
и урок суровый будет
преподан ему.
Он оружие стальное
быстро достаёт
и уверенной походкой
на врага идёт.

Странник и Лес
192
28 Июн. 2015г.
Рекомендую0
Отзывы (0)
Для добавления отзыва войдите или зарегистрируйтесь

ВНИМАНИЕ!!! Конкурс!

Нет конкурсов
Кредитная линия под 0% - узнай подробности