Раздел:

Проза

Категория:

Миниатюры

Приснился мне сон (проза)

      В детстве я любил смотреть сны.

      И они являлись мне каждый раз. А то и сразу по нескольку штук за ночь. То есть пачками.

      Представляете, как я изумился, когда узнал, что пачка — это униформа балерины? То есть моя «Прима Дона» и Майя Плисецкая, получается, явления одного порядка? Обе — в пачке? Или из?

      Шутка, конечно.

      М-да… С тех пор всё изменилось.

      Долгое время — пока был совсем сосунком — я даже и не задумывался — черно-белые они или какие? Сны, разумеется.

      А потом услышал по ящику, что цветные снятся только и исключительно творческим натурам.

      И почесал свои опилки. Да так и не смог отыскать сколь-нибудь объективных критериев для оценки своей неординарности.

      И в ту же ночь мне приснилась хризантема.

      Белоснежная.

      Кипенно белая. Даже — больше Вам скажу! — кипельно. У нас так, у японцев, принято говорить… ну а кому ещё кроме как японцу приснится хризантема?

      Что-то я совсем запутался…

      И снится мне ангельски чистая хризантема.

      Всего лишь где-то на расстоянии вытянутой руки — моей, тогда совсем ещё детской да к тому ещё и японской: ну, Вы же помните? Кому ещё кроме как?.. Ну? Вы же помните? помните?

      Зато — огромная. На всё пространство, что вмещало моё поле зрения… Хм… А вот интересно, насколько различаются поля зрения русских и японцев? В процентах. По вертикали и горизонтали? М?

      Но, впрочем, песня не о том, а о любви!..

      

      Помнится, я даже пожалел про себя о том, что мать моя — не япона: ну не с моим русским менталитетом оценить всю глубину такой широкой красоты. Вот японцы — те с младых ногтей… А я — чё?.. Ну выматерюсь на смерть всем головастикам в округе, и? Обратно медведей через всю Сибирь в берлогу гнать? Скучно, скучно…

      Другое дело — японцы!..

      Над ручьем весь день ловит, ловит стрекоза собственную тень…

      М?..

      Или вот ещё…

      Улитка на гору Фудзияма…

      Сейчас, сейчас! Сейчас припомню…

      

      У индусов — тоже хорошо.

      Ветер ли старое имя развеял?..

      

      Между тем лепестки хризантемы принялись меняться в цвете.

      Без всяких там переходов-предупреждений…

      Бац — и лепесток уже красный.

      Моргнул — оранжевый.

      Потянулся пупок почесать, а тот — уже желтый…

      В носу зачесалось — чихнуть во славу всех святых — круги радужные по хризантеме пошли…

      

      Даже сегодня — спустя столько лет! — у меня перехватывает дыхание, и мурашки по пяткам бегут, лишь только припомню ту хризантему.

      Блин!

      Ну почему я такой косноязычный?

      Вот японцы — те умеют…

      В Новогоднюю ночь

      Приснился мне сон.

      Храню его и — улыбаюсь…

      Нет, в самом деле, каково — а?

      Или вот ещё…

      От того, что я с Севера, что ли…

      И — ВСЁ!.. И всё.

      И ты уже видишь эту белоснежную хризантему. И как солнце на восходе поливает её лепестки каждым своим лучиком, вдыхая цвет его в её уста…

      Блин! Ну почему я такой косноязычный?!..

      

      Ладно.

      

      А потом мне рассказали про дедушку Фрейда. Об учении его.

      И жизнь моя превратилась в мучение. Ведь я ничего и знать не знаю о теории этой бороды. Да и знать не желаю! Но каждую ночь вместо того, чтобы сном наслаждаться, я прикидываю кроссовок к носу и пытаюсь оценить: реально ли мне уже пора идти сдаваться в дурку или можно ещё в депутаты сходить?

      Ох уж мне это Австрия! Вечно придумает что-нибудь… неудобоваримое. Не Бетховена, так Фрейда или Кончиту Вурст… Хотя… Конечно. И мы — не святые, и у нас свои Достоевские имеются…

      

      А тут хапнул по акции — то есть чисто на халяву — тысчу кабельных каналов на ящик да ещё лимончик спутников…

      И… спух.

      Да ну его в болото…

      И пень в бороду дедушке Фрейду!

      Буду по старинке — глаза зажмуривши — глядеть что Бог подаст.

      

      И снится мне, что мы с Иркой сидим в каком-то вагончике. Или каптёрке. За длинным столом. У нас на заставе такой был. Длинный-длинный… А мы сидим у самого краюшка. На одной скамейке я, напротив — Иришка.

      И главное… Я даже во сне помнил, что она уже несколько раз замуж сбегала, и детей немножко родила… Я всё это помнил. И дедушку Фрейда.

      Долго-долго гонял коробок спичек по столешнице. И коробок то был мятый… и спичек в нём — три штуки…

      Да наплевать! — решил я про себя. Прямо в бороду! Этому дедушке Фрейду.

      — Я люблю тебя, Ирка!..

      И голос мой предательски вильнул. В какой-то аксель или тулуп. И коробок вдруг выскользнул из пальцев. И смачно плюхнулся на пол. Как убитая насмерть лягушка-царевна… в полёте подстрелили…

      — Я люблю тебя, Ирка!.. Ты только не обижайся

      Я ж помнил и во сне, что она уже давно перешла в разряд многоборцев-эстафетников и призов-трофеев собрала чуть ли не каждую ступень дошкольного и средне-школьного образования… Но снилась она мне такой, какой была в тот день, когда нас познакомили…

      И коробок мой плюхнулся на пол, как простреленная на вылет лягушка-царевна… Да ну! Какой из царевича охотник? Только шкурку испортил. В глаз надо было бить! В глаз, говорю. Я ведь тоже был женатый…

      А Ирка встала и подошла ко мне.

      Я, безусловно, тоже встал… Не знаю, рефлекс что ли сработал… условный…

      Столешница была из тринадцатислойной фанеры. Слона можно ставить на такую опору. Фанера — это вам не деэспуха.

      И коробок плюхнулся на пол.

      И Ирка прижалась ко мне. И опустила подбородок мне на левое плечо.

      Я и во сне помнил фильм «С лёгким паром». И подумал, что теперь по сюжету должны появиться друзья и мама.

      — Ириш, тебе чаю или кофе? — как бы между прочим спросила мама.

      Ирина прыснула мне в ключицу.

      — Мы не можем перестать целоваться!.. — промямлил я. — Мы слишком давно не виделись.

      — Варенье ещё есть, продолжала мама. — Земляничное. Сама варила…

      

      Прошло уже почти полгода.

      А руки всё судорогой сводит. От желания прижать Иришку посильнее и боязни сделать ей больно.

      Вот так и хожу… Молюсь? Да нет. Скорее глаза отвожу, в надежде, что Бог что-нибудь придумает, и мы встретимся с ней на этой вот пустынной улочке, хотя между городами нашими…

      Да мне и не надо от неё ничего. Ничего такого… от дедушки Фрейда. Лишь только бы волосок на мочке моего левого уха вновь затрепетал от её дыхания…

      И в пятках как-то беспрерывно кисло. Как при зарядке аккумулятора насмерть пробитым зарядным устройством.

      

      Пойти напиться что ли?

      Так ведь не поможет.

18.09.15

78
17 мая. 2017г.
Рекомендую0
Отзывы (0)
Для добавления отзыва войдите или зарегистрируйтесь

ВНИМАНИЕ!!! Конкурс!

Нет конкурсов
Кредитная линия под 0% - узнай подробности