Раздел:

Проза

Категория:

Без рубрики

Змеюка-гадюка (проза)

Лето, как это водится у нас в Нижнем Поволжье, обрушилось разом, где-то в середине июня. Или не обрушилось, а рухнуло? Хотя это, кажется, одно и тоже. Ну, я не знаю, как правильно сказать одним словом, чтобы сразу было понятно, что вот, типа, стоял себе дом, стоял. Люди в нём жили. А потом случилось землетрясение и — дом обвалился. И мы все лежим под его руинами, и дышать нечем. У меня по русязу с литрой трояк с плюсом. В смысле, с натяжкой.
Короче, лето случилось. На улице — в тени! — тридцать шесть и шесть. Внутри — под мышками, совсем не на солнце — сорок три и девять… Полный бред!
А на дачах вода кончилась.
Поначалу-то она ещё шла. Но так, что ведра не наберёшь. Пока шланг лежит — ещё течёт. А подымешь — ни капли. Отец даже специально яму выкопал — чтобы вёдра в неё ставить вровень с землей.
В автобусе только и разговоров: «А у вас как вода?» — «Да никак! Как у всех». — «Говорят, это Саратов с Самарой к нам воду не пускают». — «Демократия, мать её!» — «Не знаю, кто там чего не пускает, а малина совсем горит». — «И картошка! Мы и так посадили её совсем немного — только чтоб молоденькой от души поесть. А теперь… Что уж „теперь“!..» — «А клубника? Мелкая. Больная вся. Её и рвать-то нагибаться не хочется…» — «Что уж там про клубнику говорить!.. Клубники в этом году нету…» — «А чеснока?!..» — «Горит, всё на корню горит…»
Отец мой слушает, слушает всё это, а потом как скажет:
— Экология, тибидох!.. Арал сгубили… Теперь Каспия очередь?
А голос-то у него — тот ещё голос! Это как если в напрочь закрытой легковушке включить «Соньку» с шестью тарелками на всю мощь. Кто там чего поёт — совсем не слышно. Зато барабан большой — бук, бук, бук! Аж, кажется, сама машина приседает.
И вот как скажет отец мой своё «Экология, тибидох!..», так все на время примолкают.
Ходил я купаться на нашу балку, из которой нам воду качают.
Ага!
Наша улица — ну, на дачах, конечно, — прямо на берег балки выходит. Пляжик такой… пологий. И у самой воды — ива плакучая. Громадная-прегромадная!.. Дядь Илья два самосвала песка привёз и у этой самой ивы в воду высыпал. Так что мы заходили хоть с головкой, хоть с ручками, а под ногами — всегда твёрдо.
А тут я купаться пришёл. Два шага прошёл — воды ещё только по колено было — бац! глина. Раскисшая, противная. Аж по колена в неё провалился. Ага! Воды — по колена, и глины — по колена. Как хочешь, так и купайся. Я потом ещё полчаса эту глину с ног отмывал. Зарёкся и соваться.
Отец камеру от Белоруся надул, снизу пластик завернул. Воды пару вёдер плеснёт — купайся, ребёнок! Будто я совсем уж малолетка какой-нибудь.
А тут приехали мы на дачу.
Вышли на улицу в «Земли» играть… ну, в «Ножички». Это сначала такой большой круг на земле рисуется. Потом от центра каждому кусок равный нарезается — страна. А потом по очереди нож за носик в эту… в грунт кидаешь. Если воткнулся, то по линии «втыкивания» себе чужой земли прирезаешь. А если не воткнулся, то тогда тот, в чью «землю» ты свой нож «втыкивал», теперь уже в твою «землю» нож кидает. Ой, что-то я совсем запутался. Ну, у меня ж «трефан» с «крестом» по руязу… Точка ру, типа.
Короче, играем мы в чинчики… Ну, кто там был?.. Валька Двухэтажная. Люська Шевроле. Ну, эта… Сирена… ну, ты её знаешь. Вовка Водокачка. Это тот, чья улица выходит на водокачку. Лёшка Болдырев. И я.
Девчонки бы, конечно, ни за что в «Резалки» играть бы не стали. Это мы их с Лёшкой уболтали. А что? Мяча всё равно ни у кого нету… А так, конечно, лучше б в «Вышибалы» погоняли. Да ладно…
Мы ещё сразу спросили Вовку, как там в балке? А он говорит, что давно там не был.
Да у них всё равно купаться нельзя. Так что он к нам — аж за три улицы ходит. На наш пляж.
Короче. У меня Двухэтажная уже на одной ноге стоит: вторая на её «землю» не помещается. Люська хоть ещё и на обеих, но только так, чтоб они в одну линию были. А Лёшка Водокачку добивает.
А тут прибегает Серёга Гайда и кричит:
— Гайда купаться!
— Вот ещё! — отвечаю. — Брюхо пачкать…
— Та ни! Там канаву к Волге прокопали… Прикинь, пять мужиков два дня вручную лопатили! Теперь балка полная. Порвали плавать!..
Ага. Вправду, полная!
Ох, и наплескались же мы!!
Девки первыми на берег потащились. И тут Валька вдруг как завизжит! А там и Люська включилась. Ну, это ж — Сирена, уши затыкай.
Мы, конечно, к ним.
Змеюка!
Громадная такая. Метра полтора. Если не больше.
Блин! Хорошо, что плавки и так мокрые были.
Вдруг Вовка как закричит:
— Дядя, дядя! Там змея.
Дядька мимо шёл какой-то.
Ага.
Мужик с лопатой был. Рубанул разок — башка змеиная так и отлетела. А дядька её ещё и в землю закопал:
— Развелось, мать твою!.. Всё, не бойтесь: она теперь не опасная.
И ушёл.
А змея хоть и без головы уже, а всё ещё извивалась… Серёга Гайда стал её палкой трогать
— Серая вся, — промолвила Валька. — Гадюка, наверное.
— Ремень будет — высший класс! — радовался Лёшка.
— У-у!.. Змеюка-гадюка, — прошептала Люська.
И тут Серёга вдруг как на Вовку кинется:
— Иди, иди, гад, отсюда! Всё из-за тебя…
Водокачка и так весь в слезах был, а тут ещё Гайда на него налетел.
— И уйду! И уйду!.. Сами вы суки позорные!..
Так что теперь, когда мы Вовку видим, мы всегда в него камнями земляными бросаемся и змеюкой-гадюкой дразним. Настоящие-то не берём… да и нету их у нас на дачах почти совсем. А вот сухими комьями земли — да, пуляем.
Жалко мне его: он почти всегда плачет и матерится как-то… скулёжно. Но я ж не лузер, не отстой какой-нибудь полный. Короче, я тоже швыряюсь.
И зачем я всё это вам рассказал?..
Ну, ладно…

52
30 Апр. 2017г.
Рекомендую0
Отзывы (0)
Для добавления отзыва войдите или зарегистрируйтесь

ВНИМАНИЕ!!! Конкурс!

Нет конкурсов
Кредитная линия под 0% - узнай подробности